Классическая механика в объективной интерпретации.

В. Н. Гуськов

Цель статьи — показать одну упущенную историческую возможность, когда можно было объяснить, что в действительности происходит в материальном мире и как он устроен.
Но, как говорится в пословице: «лучше поздно, чем никогда». Поэтому и сейчас можно, заложив в основу физической теории необходимые данные, поднять ее на новый уровень.

Постулат о невидимой материи.

Классическая механика описывает физический мир созданный Ньютоном при помощи четырех основных философских постулатов. Первый — есть божественное начало, необходимое в физике, по крайней мере, для первоначального толчка, приводящего материю в движение. Второй — есть материя в виде несокрушимых частиц (корпускул) и тел из них состоящих. Третий и четвертый — есть субстанциональные пространство и время существующие независимо, как друг от друга, так и от материи, которая в них располагается. Непосредственно в самой механике постулируется существование сил при помощи которых движение передается от одного материального объекта к другому.
Рассматривая движение объектов в разных условиях, Ньютон выявил четыре математические закономерности (три закона механики и закон тяготения), которым материальные объекты в физических явлениях подчиняются. В те времена казалось, что на базе объективной картины мироздания была создана законченная наука о материальной природе.
Тем не менее, по мере развития физики выявлялись все новые экспериментальные данные не укладывающихся в рамки философских концепций Ньютона. В частности, оказалось, что свет, помимо корпускулярных, проявляет еще и волновые свойства. И, поскольку, свет обладал способностью распространяться в космическом вакууме, то возникла необходимость наполнить пустующее пространство материальной средой, которая, как справедливо считалось, была необходима для распространения волн света. Последующее бурное развитие волновой оптики и возникновение электромагнитной теории Максвелла, заставило сторонников волновой теории ускорить определение свойств этой гипотетической материальной среды. Получила развитие идея светоносного эфира — материальной среды заполняющей ранее пустое абсолютное пространство Ньютона. Тем самым, логичная для мира волн, идея материальности пространства, казалось бы, вступила в противоречие с идеей субстанциональности абсолютного пространства.
На самом деле, концепция эфира не противоречила абсолютности пространства. Эфирная материя, подобно материи в виде вещественных образований, не меняла статус пространства, а всего лишь, размещалась в нем. Наличие светоносного эфира меняла концентрацию материи в пространстве, не лишая его, при этом, субстанциональности.
Вместе с тем, дополнительная материя, которая заполняла ранее пустое пространство, затрудняла объяснение наблюдаемого инерциального движения объектов. Всепроникающая материальная среда должна была оказывать сопротивление этому движению, делая его, тем самым, невозможным. Чтобы исключить это, несуществующее с позиций классической механики сопротивление инерционному движению, предлагались всевозможные варианты эфирной среды. При этом эфир, вынуждено, наделялся взаимоисключающими свойствами. Несмотря на длительные безуспешные поиски удовлетворительного варианта эфира, который был невозможен в принципе, идея эфира была отвергнута.

Итак, сторонники теории эфира стремилась доказать, что существование эфирной среды соответствует законам классической механики. И в этом стремлении объясняли наблюдаемое инерционное движения объектов уже не в пустоте, а в материальной среде, отсутствием взаимодействия эфира с инерциально движущимися объектами.
Автор данной статьи не согласен с таким выводом. Поэтому в своих дальнейших рассуждениях он будет исходить из того, что эфир, это не призрачное образование и не бледное подобие материи заключенной в вещественных объектах. Эфир — это не материальный призрак лишенный способности к полноценному взаимодействию с прочей материей. Наоборот, эфирная «материя-невидимка», как бы мы ее не называли, ничем не уступает, по своим основным качественным и количественным показателям, материи заключенной в наблюдаемых физических объектах. Кроме того, автор считает, что невидимая материя (как впрочем и любая другая), это не «заполнитель» пустого пространства, а «нечто», образующее пространство.
Не будем заниматься поиском прямых физических доказательств сказанному, а следуя традиции, уже давно утвердившимся в теоретической физике, признаем утверждение о существовании полноценной невидимой материи, единственное отличие которой, от наблюдаемой, состоит в недоступности нашим органам чувств, постулатом. Из этого постулата следует, что невидимая материя должна взаимодействовать с “обычной”, точно так же, как и объекты состоящие из последней между собой. Но, классическая механика, в существующем виде, не может рассматривать такие взаимодействия, поскольку для нее они, как и материальная среда заменяющая пустое пространство, просто не существуют. Наша задача реформировать классическую механику таким образом, чтобы не вступая в противоречие с экспериментальными данными, объяснить происходящее в материальном мире уже в новых условиях , согласуясь не с “буквой” законов механики, а с принципами лежащими в их основе.
По мнению автора, для достижения этой цели, достаточно изменить существующие взгляды на материальное взаимодействие (привести их в соответствие с действительностью) и сформировать общее представление о строении объектов, которые подвержены ускорению и способны  инерциально двигаться.

Взаимодействие в материальном мире.

Взаимодействие в классической механике.
В предыдущей статье (Теоретические проблемы классической механики) было показано к чему ведет формализм в понимании процесса взаимодействия. Выход из парадоксальной ситуации с действиями, в третьем законе механики, есть. Нужно признать, что ускорения, происходящие в каждом из взаимно-действующих объектов, в равной мере принадлежат, как собственному действию, так и являются следствием действия другого объекта. Такое объяснение происходящего между взаимно-действующими объектами позволяет восстановить между ними причинно-следственные связи во всей полноте.
Однако, такое объяснение происходящего количественно ополовинит величину сил и каждая, по отдельности, уже не будет равна силе из второго закона механики. Следовательно, доказать равенства сил в третьем законе используя формулы силы из второго закона не получится. Противоречие в объяснении происходящего ускорения в одних и тех же явлениях, с позиций двух законов, по-прежнему сохраняется.

Не понятно, почему в современной теории третий закон Ньютона продолжает считаться «законом о взаимодействии». Сам Ньютон четко указал, что речь в законе идет о взаимных параллельных, встречных действиях, а не о едином взаимодействии. Ньютон говорил о действиях, которые самостоятельны и самодостаточны и каждое из них направлено на свой объект воздействия и каждое количественно равно действию из второго закона. Достичь этого нельзя ни практически ни теоретически.
Несмотря, на различие в подходах к объяснению происходящего (в одних и тех же явлениях) двумя законами механики, предпринимаются попытки объединить их в одно целостное представление. Что из этого получается видно из следующей цитаты. «Центральная идея законов движения Ньютона такова: Изменение состояния движения (т. е. скорости) тел вызывается взаимным действием их друг на друга». (В. Григорьев, Г. Мякишев «Силы в природе» М. 1983 г., стр.11). Что значит «… взаимным действием … друг на друга»? Если имеется в виду одно действие, то почему «друг на друга» и почему оно (одно!) становится взаимным? А если, имеются в виду взаимные действия, то почему говорится о действии в единственном числе? С той же самой неопределенностью, двойственностью скрытого смысла, мы сталкиваемся и далее. «Количественная мера воздействия тел друг на друга называется в механике силой». (там же, стр.13). И вновь не ясно, о чем идет речь — то ли о одиночном воздействии, но тогда причем здесь, опять же, – «друг на друга»? То ли о взаимных действиях тел, но, тогда почему, термин «воздействие», употребляется в единственном числе?
Авторы стремятся объединить два различных представления о происходящем в одном и том же явлении – ускорении объектов, но выполняется это «объединение» чисто формально.
Подчеркнем, еще раз — ни о каких взаимных действиях во втором законе механики, считающимся главным законом динамики, речь не идет. В нем ясно и понятно говорится о действии одного объекта на другой, в котором и происходит ускорение двух (!) объектов и, следовательно, происходит “передача” движения от одного объекта к другому. Это одностороннее действие исчерпывает (в классическом представлении) процесс ускорения объектов во всей его полноте. Ничего из физического содержания происходящего между объектами в процессе воздействия не остается, дабы наполнить еще один, содержательно равноценный, но дополнительный к нему — встречный процесс воздействия. Точно так же, ясно, в третьем законе, говорится уже о двух взаимных, параллельных действиях, о двух взаимно-действующих, а не о взаимодействующих объектах. О единичном взаимодействии, о элементарном целостном явлении в этом законе речь не идет.
Считать третий закон механики «законом о взаимодействии» можно, только понимая взаимодействие как формальную сумму двух самостоятельных явлений — встречных параллельных действиях, которые, по неясным (а, точнее сверхъестественным) причинам, должны обязательно сосуществовать и быть при этом равными.
Не будем здесь подробно анализировать размышления Ньютона о равенстве действий между пространственно разделенными, тяготеющими друг к другу объектами. Отметим только, что прежде чем говорить о равенстве встречных действий, нужно обосновать обязательность их наличия, обязательность их сосуществования. Это обоснование взаимообусловленности возникновения двух встречных действий, отсутствует не только в классической механике, но и вообще в физической теории. Поэтому, положение о том, что всякому действию обязательно есть противодействие (не важно даже какое: равное или нет) просто постулируется. И все дальнейшие рассуждения о конкретных характеристиках взаимных действий в процессе ускорения объектов, без установления причин их возникновения, базируются на этом постулате. Не принимая на веру утверждение о обязательном наличии встречных действий, попробуем его обосновать.

Диалектика взаимодействия.
Что такое действие? Автор понимает действие, как способность объекта проявлять свое содержание во «вне себя». В действии объекта проявляется то, что принадлежит ему, что его образует, что и есть собственно сам объект: материальное содержание, движение, качественная определенность. В таком, самом простом, определении действия нашло отражение, то, что для нас здесь является главным — действие, это не материя как таковая, а ее способность, свойство, которое может проявляться в определенных условиях. Действие не может быть материализовано и отождествлено с самим действующим объектом или его частью, элементом.
Осознавая это, уже не трудно понять, что объект не может действовать там, где нет его содержания, т. е. в пространственно-временном удалении от себя. Если там, где нет содержания действующего объекта, совершается действие, то значит, это действие принадлежит другому объекту. Ведь, проявлять себя «во вне», не значит «в отрыве» от себя, в удалении от содержания объекта, там где его нет самого. Содержание объекта, его качественная определенность, может непосредственно проявляется только там, где он есть сам. В этом и состоит специфика действия, как свойства материи – в его пространственной ограниченности, в единстве с объектом его совершающим. Приобретает определенность пространственная «зона» осуществления действия, зона его бытия. Она расположена на грани отделяющей содержание объекта от внешнего мира, далее которой действие распространиться не может.
Если мы, в своем сознании, допустим отделение (отрыв) действия от содержания действующего объекта, то оно приобретет самостоятельность и начнет спонтанно «проявлять» себя там, где это угодно субъекту. Никаких ограничений уже не будет и действие сможет осуществиться на любом пространственно-временном удалении от содержания объекта.
Этого допускать ни в коем случае нельзя, поскольку последствия такой «свободы действия» будут плачевны, не для природы конечно, а для нашего логического мышления. Действие существующее в отрыве от действующего объекта обязательно имеет сверхъестествнную природу, либо за него выдается что-то другое.
Разрешая проблему сверхъестественного действия современная физическая теория пошла именно таким путем. В ней действие отождествляется с определенной категорией материальных или виртуальных объектов – это так называемые переносчики действия. При этом, современная теория признает дальнодействие, правда не через пустоту, а как раз через материализованного посредника, “носителя” действия. Считается, что тем самым она отказывается от дальнодействия и утверждает близкодействие. На самом деле, как бы не осуществлялось действие на расстоянии — через пустоту или материю, оно всегда будет дальнодействием по сути.
Роль материального посредника в процессе реализации действия вообще не ясна. Не понятно, — посредник и есть действие, или это только его «носитель»? Если «носитель», то, что тогда есть действие, которое он «переносит»? А если он и есть действие, то чем действие-посредник отличается от действующего материального объекта, ведь они в своей материальности тождественны?
Вызывает вопросы и сам акт непосредственного изменения объекта таким материализованным действием. Придерживаясь положения о обязательном материальном опосредовании действия следует признать, что для своей реализации действие-посредник должно иметь, в свою очередь, не менее материальное собственное посредствующее действие и так до бесконечности. Либо, нужно признать, что существует два вида действий: опосредованное и непосредственное. Но тогда зачем нужно лишнее промежуточное звено в виде посредствующего действия, ведь ускорение объектов происходит при непосредственном действии? Только затем, чтобы объяснить механизм дальнодействия не через пустоту («ничто»), а посредством материального носителя.

Концепция материально опосредованного дальнодействия логически противоречива, как и любая другая дальнодействующая концепция. Еще картезианцы критиковали произвольное наделение материального объекта способностью действовать там, где его нет самого. Признав удаленность объекта от точки совершения действия мы должны задуматься над тем, какому объекту принадлежит содержание проявляющее себя в этом действии. Если, это содержание принадлежит действующему удаленному объекту, то, каким образом, оно может быть вне его самого? Если, это содержание не его, а другого объекта, то какие у нас есть основания утверждать, что действует удаленный объект, а не тот, содержание которого непосредственно в нем проявляется? Во всем этом просматривается субъективный произвол недопустимый в объективной теории.
Как видим, положение о материальности посредника дальнодействия ничего в принципе изменить не может. Его введение не снимает проблему противоречивости дальнодействия в любой его форме, поскольку при любом способе реализации действия на удалении, проявляется его внутренняя противоречивость.
Вырваться из замкнутого круга противоречий можно только одним способом — отказаться от самой возможности реализации дальнодействия в любой форме. Однако, поступить так не позволяет твердая убежденность ученых в реальности дальнодействия в природе. Все, кто знаком с основами физической теории могут привести, в качестве примера реализации дальнодействия, такие физические явления, как “тяготение” друг к другу пространственно разделенных «массивных» объектов и притяжение электрических зарядов.
На это можно возразить только одно — если вопреки логике, которая отрицает возможность осуществления непротиворечивого дальнодействия, продолжать видеть его в явлениях природы, то достичь прогресса в понимании происходящего невозможно. Рано или поздно, должна возникнуть мысль о соответствии логических принципов мышления, тому что происходит в действительности. Если сомнений нет, нужно искать иное объяснение явлений в которых, якобы, проявляется неосуществимое в природе дальнодействие.
В дальнейшем автор покажет как решается проблема дальнодействия в любом “притяжении” или “отталкивании” удаленных объектов, без привлечения логически противоречивого механизма дальнодействия. А пока признаем, что действие неотделимо от материального содержания, которое в нем проявляется и, вместе с тем, не тождественно ему. Признаем, что действие на расстоянии “появляется” там, где субъект произвольно наделяет объект способностью действовать там, где его нет самого.

Теперь посмотрим, что происходит между физическими объектами, когда они должны непосредственно встретиться в любой пространственно-временной точке. Если, это были бы абстрактные образования, существующие только в нашем воображении, то они могли бы без проблем, совместиться, пройти сквозь друг друга, разойтись и продолжить свое дальнейшее не измененное движение. Однако, в действительности повсеместно наблюдается как объекты не могут пройти этап совмещения, «отталкиваются» и продолжают свое существование уже с измененными показателями движения.
Очевидно, «отталкивание» объектов происходит потому, что содержание объектов оказалось несовместимым в одном и том же. Значит, рассуждая логично, мы можем прийти к выводу, что для изменения движения объектов, для их ускорения, достаточно наличия всего лишь двух факторов, присущих объектам от природы. Первый, — это необходимость существования объектов в одном и том же пространственно-временном месте. Второй, — невозможность совмещения содержания объектов в этом одном и том же месте.
Наличие таких «требований» к объектам, продиктованных самой природой объектов, неосуществимых в своей совокупности, заставляет объекты действовать друг на друга, изменять и изменяться. Эти два фактора являются достаточным основанием для возникновения между объектами непосредственного отношения, в виде взаимодействия. Отсутствие одного из указанных факторов делает взаимодействие невозможным.
За причинами взаимодействия нетрудно обнаружить и причину возникновения действия конкретного объекта. Причиной проявления способности объекта к действию, для каждого из них, является встречное противодействие другого объекта. И, действительно, что может служить причиной действия одного объекта на другой, кроме противодействия последнего? Если бы объект, на который направлено действие, не оказывал противодействия, то, не было бы и никакой необходимости действовать на него. Оба объекта могли бы продолжать свое неизменное существование.
Итак, единственным и достаточным основанием для осуществления действия одного объекта на другой является противодействие последнего. Действия во взаимодействии связаны таким образом, что ни одно из них не может возникнуть раньше или позже другого, быть больше или меньше его. И направлены действия, не просто на объект воздействия, а именно, конкретно на его противодействие.
Такая, по истине диалектическая взаимозависимость действий, обуславливает все их известные характеристики. Они, ни в чем, нигде и никогда, не могут осуществиться друг без друга. Поэтому отделение действий друг от друга, проявление какой-либо самостоятельности со стороны отдельного действия, в принципе невозможно.
Становится понятным, что действия не могут быть встречно-параллельными, не могут быть направлены на что-то иное, кроме как, на противодействие другого объекта. И действия не просто сосуществуют в одно время, как сосуществуют разные явления или события. Они единовременны, поскольку не имеют каждое по отдельности своего личного времени. Действия в своей совокупности образуют одно время на двоих. Точно также едино и пространство действий – оно у них одно. Понятно, что в этом случае “личное бытие” действий уже не представляется чем-то раздельным. Они в совокупности образуют единое и неделимое целое, единичное явление — взаимодействие, которое не имеет составных частей, элементов. Действия во взаимодействии – это стороны элементарного материального явления. Элементарного потому, что выделить из него часть его, в виде действия, невозможно.
Такова объективная диалектика материального взаимодействия. И перед диалектикой равны все материальные взаимодействия, независимо от качественной определенности его сторон. Субъект может воспринимать взаимодействие в полном объеме, он может видеть только одну его сторону, но, уже сам факт изменения даже единичного объекта однозначно указывает на наличие взаимодействия, на существование другой, для субъекта невидимой, стороны.
Равенство и встречная направленность действий, о которых идет речь в третьем законе механики, как раз и обусловлены диалектикой взаимодействия. Обязательность наличия обоюдных действий теперь не нужно постулировать, они объективно не могут существовать друг без друга. Параллельность же действий в принципе исключена. Действия направлены друг на друга и не могут быть направлены ни на что другое. Противодействие другого объекта — это и есть для действия, собственно, «объект воздействия».
Исходя из сказанного, мы должны признать, что третий закон механики должен, хотя бы в сжатой форме, выражать диалектику взаимодействия. Первоначально его можно сформулировать, примерно так, – «действия во взаимодействии взаимно обусловлены и не существуют друг без друга, являясь, по сути, сторонами его». Все частности в характеристиках действий (равенство, единовременность, встречная направленность) для физической теории не имеют особого значения, поскольку они физически не определяемые величины. В природе нет самостоятельных действий осуществляемых вне взаимодействия. Значит, действия не могут иметь физически значимых показателей! Действие – это не не событие и не физическое явление, а сторона его. Это только кажется, что учитывая безусловное равенство действий во взаимодействии, можно, математически разделив какой-то количественный показатель, относящийся к взаимодействию пополам, получить величину характеризующую действие. На самом деле, как бы не делились объективные показатели взаимодействия, ничего, кроме показателей взаимодействий другого порядка, получить невозможно.
Действие — это не линейный причинный фактор и оно не может вызвать не только ускорение одного или двух объектов, но даже и противодействие. Оно не может ему предшествовать, а возникает вместе с ним. Это говорит о том, что мыслить действие, каким-то образом, вне взаимодействия, значит видеть, то, чего нет в природе. В природе не существует таких изменений, которые можно было бы приписать конкретному действию, все они есть следствие взаимодействия.
Из этого следует, что в природе не существует и движущей (ускоряющей) силы связанной с конкретным действием, в виде «силы действия». Поэтому причиной ускорения любого из взаимодействующих объектов мы вынуждены признать величину, которая была бы «силой взаимодействия». Векторная направленность изменений в каждом из взаимодействующих объектов, это признак наличия не вектора «силы действия», а признак противоположной направленности противостояния взаимодействующих сторон. Вектор появляется только потому, что, мы рассматриваем одну половину процесса взаимодействия. Вектор противостояния объектов, который был бы подобен вектору «силы действия», выявить невозможно. Это можно показать схематично.Без имени 25
На первой схеме показан не реализуемый в природе процесс линейного причинения ускорения объектов через взаимные действия. На второй — объективный диалектический процесс причинения, через взаимодействие. Результат, как видим, один и тот же. Это говорит о том, что ускорение через диалектическое взаимодействие согласуется с опытными данными. Диалектический принцип ускорения несовместим, всего лишь, с классическими представлениями о происходящем между объектами в процессе их ускорения.

Преобразование — процесс взаимодействия.
Зная причины возникновения взаимодействия не сложно понять то, в чем воплощаются действия объектов. Действия объектов направлены (в лице противодействия другого объекта) на устранение того препятствия, которое каждый из взаимодействующих объектов создает  другому. Во взаимодействии устраняется, та несовместимость и вместе с тем, то требование совмещения бытия объектов, которые и послужили причиной взаимодействия. Но, только внешняя и формальная сторона этого процесса доступна нашему восприятию. Мы наблюдаем, как содержание объектов для которых совмещение существования в одном и том же, было насущной необходимостью, после взаимодействия приобретают совершенно противоположные тенденции. Физически это выражается в приобретении каждым из объектов того импульса к движению, которые имел, до этого, другой объект. Происходит, как бы, «обмен» движением. На самом деле, «обмен или передача движения” – это только субъективное видение происходящего, за которым стоит объективный процесс равного преобразования взаимодействующих сторон . За воображаемым «обменом» движением скрыт процесс изменения взаимодействующих объектов, процесс их преобразования «по образу и подобию друг друга». Имеется в виду преобразование только того содержания, которое вступило во взаимодействие. И преобразование объектов происходит не в результате отдельных действий, а, исключительно, в ходе взаимодействия. Знание принципа преобразования позволяет по признакам одной из взаимодействующих сторон определить соответствующие признаки другой. Поэтому, если взаимодействия наблюдаемых материальных объектов с невидимой материей происходят, то она обязательно, в своей материальности, идентична этим объектам. И, наоборот, если невидимая материя существует, то она обязательно на равных взаимодействует со всей прочей материей.
Теперь для определения механизма (способа) ускорения и движения объектов, являющихся предметом изучения физики, в невидимой материи, нужно сформировать, хотя бы в общих чертах, представление о структурной организации этих объектов.

Структура материальных объектов.

Речь пойдет не о всех возможных структурах материальных объектов, а только о той, которая обеспечивает наличие у объекта свойства массы. Учтем, что структуры, в нашем случае, существуют в условиях абсолютной материальности пространства, где даже незначительные пустоты исключены. При этом, сама материя заключенная в этих структурах, по своим основным показателям, не отличается от «материи-невидимки» располагающейся между структурированными объектами.
Принципы структурной организации объектов в новых условиях абсолютной материальности отличны от тех, которыми обычно руководствуется физика. Для всех структур которые рассматриваются физической теорией характерны замкнутость и автономность. Способность существовать в условиях отсутствия внешних контактов, которые в структурообразовании не играют никакой роли, ставится превыше всего. Взаимодействие с внешней материей не оказывает никакого положительного влияния на формирование структуры объекта, оно может только препятствовать ее образованию или разрушить ее.

В физическом мире без пустоты значение внешних взаимодействий в формировании структур объектов не менее велико, чем внутренних. Под внешними взаимодействиями подразумеваются те, в которых принимает участие, с одной стороны, содержание объекта, а с другой, внешняя материя. В дальнейшем будем называть их пограничными взаимодействиями. Помимо них в структурообразовании решающую роль играют внутренние взаимодействия – те в которых участвует только содержание объекта. В принципе для образования элементарной структуры двух этих взаимодействий достаточно. Добавим только им пространственной трехмерности. Функционирует такая структура просто. Во внутреннем взаимодействии содержание объекта противостоит самому себе.  Затем, после внутреннего преобразования содержание объекта вступает в противостояние с внешней материей образуя сферический фронт взаимодействия. После преобразования в пограничном взаимодействии содержание объекта вновь оказывается готовым к внутреннему противостоянию и цикл преобразований повторяется.
Без имени 1
Конечно строгой последовательности сменяющих друг друга взаимодействий, скорее всего, нет. Тем не менее, можно определить внутренний преобразовательный центр структуры и ее внешние границы. Последние не имеют четкой пространственной определенности. Поскольку граница проходит по взаимодействию, а оно, как мы выяснили ранее, объективно неделимо, то и сказать строго определенно где она проходит нельзя. С неопределенностью размеров объекта имеющего такую структуру придется сталкиваться и далее. Так, после завершения пограничного взаимодействия граница, как таковая, уйдет в прошлое (в небытие) и возникнет вновь вместе с началом нового пограничного взаимодействия. О размерах объекта в стадии внутреннего взаимодействия сказать что-то однозначно определенное тоже не получится.
Не смотря на это, у нас есть все основания утверждать, что совокупность двух таких взаимодействий образует элементарную структуру объемного (трехмерного) материального объекта. Такая структура элементарного материального объекта обладает способностью самосохранения и может функционировать бесконечно долго. Для такой структуры внешний материальный мир безусловно необходим и она органично в него вписывается. В этом и состоит ее принципиальное отличие от структур существующих в условиях пустоты, для которых внешний материальный мир только помеха в их автономном существовании.

Покой, ускорение, движение.
Если объект имеющий двухфазную трехмерную структуру покоится в пространстве материи и его пограничные взаимодействия строго симметричны, то причин для его пространственного перемещения нет. Спрашивается, какие изменения должны произойти в отношениях объекта с внешней материей чтобы он пришел в движение? С позиций классической механики все ясно — нужно “силовое воздействие”. Достаточно объект «толкнуть» или «потянуть» и он начнет движение. Обычно в условиях пустоты внешние взаимодействия отсутствуют, поэтому любое взаимодействие привлекает внимание наблюдателя и если после него покоящийся объект начинает движение, то причину этому видят в другом объекте. Но, в условиях материального мира, когда постоянные всесторонние внешние взаимодействия — обычное явление, необходимо вносить дисбаланс в уже имеющиеся отношения.
Давайте задумаемся над тем – каким образом можно «усилить» или «ослабить» противостояние объекта с внешней материей? Предположим, что в каком-то направлении показатель взаимодействия с внешней материей изменился. Это внесло дисбаланс во внешние отношения и объект сместился. Спрашивается какой показатель взаимодействия мог измениться таким образом, что объект пришел в движение, т. е. ускорился?
Мы сразу же должны отбросить вариант с изменением величины противостояния. Если объект находится в постоянном противостоянии с внешней материей, то и показатель этого противостояния постоянен. Это может показаться парадоксальным, но изменить величину противостояния объекта с внешним миром в принципе невозможно! Каким бы существенными не были изменения в показателях внешней стороны, они никаким образом не могут сказаться на имеющейся величине противостояния. Величина противостояния зависит от количества содержания участвующего во взаимодействии. И чем больше материи с каждой стороны участвуют в противостоянии, тем больше величина противостояния. Однако, рассматривая структуру трехмерного объекта, мы могли убедиться в том, что в любом взаимодействии, будь оно внутреннее или внешнее, все содержание объекта занято в нем. Никаких «резервов», в виде свободного, не участвующего в структурообразующих взаимодействиях материального содержания, в объекте нет.
Значит, каким бы образом ситуация в окружающей объект материи не менялась и какие бы объекты, способные, казалось бы, с невероятной силой (в обычном значении этого слова) «действовать» на объект, не появлялись, но изменить имеющуюся величину противостояния во взаимодействии с ним они не в состоянии. Взаимодействующие стороны всегда равны и любое изменение показателей одной из них ничего не дает — все что избыточно, с одной стороны, не встречает противодействия и не может включиться в преобразовательный процесс. Поэтому внести дисбаланс в противостояние сторон не получится. Тем не менее, практика показывает, что именно в пограничном взаимодействии происходят те изменения, которые вызывают ускорение объекта. Какими же могут быть эти изменения?

Ускорение объекта связано с изменением его пространственного месторасположения. Естественно предположить, что во внешнем взаимодействии происходит что-то, вызывающее смещение “зоны преобразования”, по которой проходит граница объекта. Ведь, без пространственного смещения границы объекта его перемещение, как целостного образования, невозможно. Смещение “зоны внешнего преобразования” может быть вызвано изменением содержания внешней материи или ее состояния, таким образом, что преобразовательный процесс будет начинаться на меньшем или большем удалении от преобразовательного центра структуры. Это смещение внешнего преобразовательного процесса (относительно расположения предшествующего центрального взаимодействия) будет являться дестабилизирующим фактором в состоянии объекта. Оно приведет к последующим изменениям в течении структурных преобразований и в итоге к пространственному смещению объекта.
Проследим последовательность развития событий внутри объекта. Сначала происходит смещение зоны пограничного преобразования в одном из направлений в плоскости ускорения. Последующее центральное преобразовательное взаимодействие также будет происходить со смещением (относительно своего предшествующего месторасположения) в этом же направлении. Затем, уже все последующие пограничные взаимодействия сместятся в материальном пространстве. Что и будет являться собственно пространственным смещением объекта. Так произойдет ускорение объекта из состояния покоя, но, таким же образом, оно будет происходить и из состояния движения.
Итак,  для ускорения объекта достаточно сместить “зону внешнего преобразования” в его структурной организации в любом направлении. Затем, последует цепочка последовательных изменений в течении внутренних преобразований, что в конце концов, приведет к пространственному смещению объекта. Если внешний дестабилизирующий фактор исчезнет и взаимодействие примет прежний вид, то объект перейдет в состояние равномерного и прямолинейного движения в соответствии с первым законом механики. Все переходы объекта из одного состояния в другое изображены на схеме.
Без имени 28

Красным на схеме обозначены смещающиеся в данной фазе преобразования элементы, части структуры.

Масса, сила, импульс. 
Попробуем теперь исходя из новых представлений о взаимодействии, структуре объекта доступного ускорению и механизма переходов объекта из одного состояния в другое дать новые формулировки некоторым привычным физическим понятиям.
Применительно к условиям материального мира без пустоты, масса — это характеристика материи заключенной в трехмерной симметричной материальной структуре. Один из главных доказательств наличия у объекта массы — это его способность ускоряться в любом направлении. И, таким же образом, возвращаться в первоначальное состояние, сохраняя трехмерную структурную организацию. Естественно, чем больше материи заключено в такую структуру, тем больше будет масса объекта и тем труднее будет его ускорить. Та математически закономерная связь между массой, силой и ускорением прослеживается и в условиях абсолютной материальности физической действительности.
В существующей физической теории массу часто рассматривают как характеристику материи вообще и даже отождествляют её с материей (противопоставляя при этом энергии). Между тем, «масса» (как и “энергия”) это свойство (признак) материи находящейся в конкретном состоянии. Они по отдельности присущи только определенным образом структурно-организованной материи. (О структуре материи имеющей «энергию» поговорим в одной из следующих статей.). Преобладающее количество материи, скорее всего, не имеет ни одного из этих свойств. Та «материя-невидимка», существование которой постулируется в данной статье, не имеет массы, а количество ее если судить по пространственным объемам, значительно превосходит вещественную (барионную). Отсутствие массы у невидимой материи обеспечивает возможность структурным объектам имеющим массу перемещаться в ней. Если бы вся материя имела структуру обеспечивающую наличие у нее массы, то проникнуть в нее и стать ей (что необходимо для преобразовательного перемещения) было бы невозможно.
Не трудно обнаружить сходство, между понятием «центр масс» в существующей физике и употребляемым автором статьи понятием «преобразовательный центр структуры». Фактическое расположение преобразовательного центра структуры в элементарном объекте совпадает с его геометрически определяемым центром массы. В более сложных случаях реального единого преобразовательного центра структуры не существует, есть только его геометрическая абстракция. В любом случае, преобразовательный центр структуры динамичен, поскольку связан с взаимодействием и не постоянен, т. к. периодически появляется и исчезает, хотя объект, как целостное образование, существует всегда.
Впрочем, это положение верно и для внешней зоны преобразования объекта, а значит и для границы объекта — они также периодически появляются и исчезают, хотя существование самого объекта, ни в какой момент времени не вызывает сомнений.

Прежде, чем давать определение «силы», необходимо выяснить какие взаимодействия следует относить к “силовым”. (О силовом «действии», как реально существующем явлении, мы уже не говорим.) Тот факт, что любое взаимодействие может стать “силовым” не означает что все взаимодействия всегда таковыми являются. Если, все взаимодействия считать “силовыми”, то, окажется, что силы играют решающую роль не только в ускорении объектов, но и вообще в их существовании. Это не соответствует ни действительности, ни положению механики, согласно которому силы появляются, только тогда, когда происходит ускорение объекта. Кроме того, нельзя будет выделить отдельное взаимодействие в качестве причины ускорения. Ускорение всегда будет следствием «противостояния» двух взаимодействий в плоскости ускорения. Значит, физически определяемой величиной будет только «результирующая сила», величину одиночной силы (силы взаимодействия) определить будет невозможно.
Если, в качестве “силовых”, рассматривать только те взаимодействия, которыесобственно являются дестабилизирующим фактором, то ситуация будет иной. Определить какое именно взаимодействие (из двух противоположно направленных в плоскости ускорения) является дестабилизирующим фактором в принципе будет не сложно. Но тогда все “силовые взаимодействия” станут неразличимы по признаку их проявления: притяжение — отталкивание. Это значит, что по модулю силы притяжение и отталкивание будут равны, а единственное их отличие будет состоять в направленности проявления силы и последующего ускорения.
Наконец, к “силовым” можно отнести только те взаимодействия, которые по величине смещения пограничных зон преобразования будут «преобладать» над противоположными по удаленности от центра структуры, не зависимо от того в каких из них произошли изменения. Тогда “силовыми взаимодействиями” будут те, в которых в сравнении с противоположно направленными удаленность от центра будет больше или меньше (в зависимости от предпочтений субъекта). Но, тогда причиной ускорения, т. е. динамическим фактором, в половине случаев, окажутся те взаимодействия в которых ничего не менялось перед ускорением и они «не заслужено» приобретут динамический статус . Хуже пожалуй то, что в одном варианте на смену “притяжения” придет, как антипод отталкивания, «придавливание», а в другом появится специфический антипод “притяжения” – «оттягивание».

Автор считает, что в природе реальная сила –  это динамический фактор непосредственно связанный исключительно с дестабилизирующим взаимодействием, в котором происходит смещение “зоны пограничного преобразования“. Иначе, сила – это дестабилизирующий фактор, вызывающий смещение зоны пограничного преобразования в структуре объекта в любом направлении в плоскости последующего ускорения.
Естественно, что как дестабилизирующий состояние объекта фактор, сила скрыта не в действии, а во взаимодействии объекта с внешней материей. Сила образуется там, где начинается процесс внутренних изменений в объекте, не зависимо от направления последующего ускорения. Сама по себе, сила не “тянет” и не “толкает” объект. Она, как взаимодействие, приводит к смещению зону пограничного преобразования в структуре объекта. Если смещение происходит в направлении центра объекта, то в последующем, будет наблюдаться «отталкивание». Если смещение пограничного преобразовательного процесса будет происходить в направлении от центра объекта, то последует «притяжение».
Чем больше смещение зоны пограничного преобразования, тем больше смещение последующего центрального преобразовательного процесса и тем больше смещение всей совокупности пограничных преобразовательных процессов в следующей фазе внешних преобразований. Соответственно, тем больше и величина ускорения.

Если проявление дестабилизирующего фактора (силы) прекращается, то объект переходит в состояние прямолинейного равномерного (инерционного) движения. Это значит, что приобретенное при ускорении объектом движение сохраняется. Первоначальные (силовые) изменения в структуре объекта распределяясь в течении одного цикла равномерно внутри следующих друг за другом отдельных фаз преобразования и приобретают постоянство. Тем самым, дестабилизирующие преобразования перестают быть собственно изменениями. Ускорение прекращается и движение становится инерционным.
Таким образом, «силовой фактор» вызвавший первоначально ускорение объекта, через один цикл преобразований в структуре объекта, становится, выражаясь языком физики, импульсом движения. Силовой фактор не исчезает в никуда, а воплощается сначала в ускорение, а затем в импульс — в инерционное движение объекта. Импульс (количество движения) — это равномерно распределенные, по всей структуре объекта, последствия «силового» смещения зоны пограничного преобразовательного процесса.

Если связать появление у объекта импульса с более удаленными в предшествующем времени событием, то становится очевидной связь между исчезновением этого импульса у другой взаимодействующей стороны. Это происходит в том взаимодействии, в котором появляется дестабилизирующий фактор силы. Опуская детали происходящего, можно представить этот процесс, как формальную «передачу» импульса от одного объекта к другому. Такая формализация и отвлеченность от деталей происходящего позволяет логически просто связать два крайних события в объективной цепи происходящего. Эта мысленная операция вполне допустима, но только при условии использования такого отвлечения в чисто прагматических целях. Упрощенное видение процесса перехода объекта от ускорения к инерционному движению становится недопустимым, когда необходимо понять, что происходит в действительности. Если же использовать формализованное абстрактное представление о происходящем в качестве базисного в дальнейших научных теоретических построениях, то это приводит к формированию иллюзорных понятий. Действительность искажаться и, в конце концов, теория становится ошибочной. (Это собственно и происходит в современной физике.).

Как видим, сила не появляется ниоткуда и не исчезает в никуда, а импульс непосредственно не передается от объекта к объекту в виде «порции движения». Проявление силы и импульса — это этапы преобразовательных изменений, которые вначале дестабилизируют сложившееся состояние объекта, а затем приводят к формированию нового баланса внутренних отношений. Получая импульс, через силовое преобразование, объект не меняется в своем материальном содержании — он ничего (количественно) не приобретает. Как бы мы не представляли себе появление импульса у объекта, с каким бы прибавлением движения это не связывали, но на самом деле происходят только изменения в структурной организации объекта.
Из этого следует, что даже не подвергаясь воздействию силы, не ускоряясь и не имея импульса, объект обладает движением, которое в последствии может стать (через соответствующие изменения в структурных преобразовательных процессах) пространственным ускорением и перемещением. Что же это за движение? Ответить на этот вопрос, рассуждая строго в рамках физической теории, невозможно.

Заключение.

Физические объекты в условиях действительности состоящей из однородной материи, без каких-либо пространственных пустот, могут не только покоиться, но, в соответствии с динамическими принципами классической механики, ускоряться и инерциально двигаться.
Это значит, что физические объекты, в виде структурных образований, способны перемещаться в материи, которая по своим основным показателям, ничем не уступает материи заключенной в этих объектах! Эта, на первый взгляд, парадоксальная способность, обеспечивается через диалектическое преобразовательное взаимодействие.
В статье показано, как оставаясь количественно содержательно неизменным, физический объект обладающий трехмерной структурой, смещается в материи, сменяя, при этом, свое материальное содержание. Такой подход к материальной действительности принципиально отличается от общепринятого представления о ней.
В дальнейшем автор намерен показать, в чем состоит принципиальное отличие изложенных здесь взглядов на природу материальной действительности от традиционных — классических, а также основанных на теории относительности. Намерен показать, что идея абсолютной материальности существующего мира — логически обоснованная концепция и никакой иной материальная действительность быть не может.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *