Ахиллес и черепаха.

В. Н. Гуськов

Разговор пойдет об известной апории (трудность в др. греч. яз.) Зенона Элейского согласно которой самый быстрый бегун античности (Ахиллес) никогда не догонит самое медлительное животное (черепаху) если в начале движения она находится впереди Ахиллеса.
«Допустим, Ахиллес бежит в десять раз быстрее, чем черепаха, и находится позади её на расстоянии в тысячу шагов. За то время, за которое Ахиллес пробежит это расстояние, черепаха в ту же сторону проползет сто шагов. Когда Ахиллес пробежит сто шагов, черепаха проползет ещё десять шагов, и так далее. Процесс будет продолжаться до бесконечности, Ахиллес так никогда и не догонит черепаху». (Википедия)
Такой противоречащий реальности вывод заставлял множество мыслителей во все последующие века искать в апории внутреннее логическое противоречие, из-за которого возникло парадоксальное заключение. Однако это оказалось совсем непросто.
В результате многие исследователи находят, что апория логически построена безупречно.
Другие — что противоречиво движение само по себе. Так, например, думал Гегель, который видел в парадоксальности апории отражение диалектики движения.
Существует множество других мнений, в частности, что наше мышление в принципе не в состоянии отразить происходящее в реальности в соответствующем виде.
Мы попытаемся еще раз обнаружить в апории внутреннее противоречие и обосновать точку зрения, согласно которой Зенон рассуждает нелогично, поэтому и приходит к парадоксальным выводам.

Первое на что следует обратить внимание при анализе содержания апории это двойственность и непоследовательность рассуждений. Сначала Зенон обращается к реальному процессу сближения движущихся объектов, который имеет завершение, как во времени, так и в пространстве. Затем переходит к обсуждению процесса возможной бесконечной делимости расстояния разделяющего движущиеся объекты. А вывод делает о бесконечной длительности опять же реального процесса. Зенон ничем не обосновывает логичность такого перехода от рассмотрения одного процесса (сближение объектов) к другому (деление расстояния) и не доказывает зависимость временной длительности реального процесса от длительности деления расстояния разделяющего объекты. Очевидно, Зенон считает, что объединение этих процессов и что самое главное их характеристик в одно целое вполне допустимо. В чем позволим себе усомниться.

Естественно, что если мы исходим из бесконечности делимости конкретного отрезка расстояния или времени, то они и будет бесконечно делимым. Однако прийти к выводу, что тот конечный отрезок времени или расстояния, который Зенон начал делить сам по себе является бесконечным не из чего. Точно также из бесконечной длительности деления конечных отрезков времени или расстояния не следует вывод о бесконечной длительности процесса.
Бесконечная делимость на бесконечные части это одно, бесконечная длительность этого процесса делимости другое, а бесконечная длительность самого события — третье. Поэтому первое, что мы должны сделать, стремясь сохранить логику рассуждений это отделить длительность выполнения операции или бесконечность количества математических действий по делению от длительности самого конечного процесса. (Если допустимо объединять эти процессы тогда будет логичным рассмотреть и процесс бесконечного деления в свете конечности реального события. Тогда можно прийти к выводу, что бесконечной делимости не может существовать, т. к. реальная длительность всегда конечна.)

Зенон поступает наоборот, он не различает эти два (три?) процесса и в результате из теоретической возможности бесконечной делимости процесса, из бесконечности количества математических действий, делает вывод о принципиальной нескончаемости реального процесса. Правда Р. Хазарзар в статье Апории Зенона утверждает, что эта «незавершаемость» реального процесса имеет какой-то иной, не временной, характер, поскольку Зенон не отрицает наличие у процесса конечной длительности.
Было бы довольно странным, если бы Зенон начал отрицать это поскольку он же сам операцию по делению расстояния начинал с конечных отрезков. Но в том-то и состоит парадокс, что Зенон впоследствии приходит к выводу о нескончаемости процесса сближения именно во времени, наделяя тем самым его как бы еще одной временной длительностью. Тем более что поиски наличия, каких-то иных длительностей, отличных от временной длительности у процесса материального движения ни к чему не приведут. Поэтому следует признать, что Зенон осознанно или нет, сначала наделяет процесс выполнения действий по делению временной длительностью, а затем переносит эту длительность на длительность реального процесса. Он как бы объединяет две не совпадающих временных длительности в характеристике одного процесса.
Нельзя согласиться и с тем, что, как считает Р. Хазарзар, рассуждение в апории можно без проблем перенести во временную плоскость. «Никогда не пройдет одна секунда, ибо когда пройдет полсекунды, останется полсекунды, когда пройдет половина полсекунды (¼), останется ¼ секунды…» и т. д»..
Делить время, как и расстояние без сомнений можно и отдельно, но только не в том случае, когда речь идет о процессе движения. Отделять в характеристике материального процесса движения пространство и время друг от друга совершенно не допустимо.
Почему? Поясним на простом примере.Предположим, что мы приступили к (практическому) делению какого-то конечного отрезка длины, допустим портновского метра, разрезая его на части. Естественно каждое действие займет определенное время и если, в идеале, количество таких действий окажется бесконечное количество, то естественно и время, затраченное на их выполнение, будет бесконечным.
Как видим выполнение операции по бесконечному делению расстояния (протяженности) не связанного с временной длительностью в единый процесс – движение, проходит без проблем.
А теперь перенесем наши рассуждения на процесс движения и в частности на процесс сближения двух объектов движущихся в одном направлении с разной скоростью. Здесь нам неизбежно приходится делить не просто расстояние, а расстояние, меняющееся во времени. Деление времени оставшегося до завершения процесса сближения приводит к постоянному уменьшению его длительности.
Между тем как мы убедились на примере сам по себе процесс деления (если он протекает во времени) по мере роста выполняемых действий по делению требует все большего времени, т. е. наблюдается обратная тенденция постоянного увеличения длительности процесса.
Получается что процесс деления во времени и процесс деления времени (длительности процесса) протекают во встречных направлениях. Если мы объединим эти два представления — о длительности процесса и о длительности делимости этого же процесса, в одно целое то и получим противоречивое заключение. Соглашаясь с тем, что процесс сближения ведет к уменьшению длительности события мы с другой стороны признаем увеличение его длительности по мере деления до бесконечности.
В конце концов, если мы не отказываемся утверждения что они оба характеризуют один и тот же процесс, а именно процесс сближения, то получаем абсурдный вывод – «и вечно будет длиться миг».
Именно к такому выводу и приходит Зенон. Это противоречивое суждение об одном и том же (длительности процесса сближения) появляется тогда, когда Зенон (осознанно или нет) объединяет длительность процесса деления или вообще бесконечность количества выполняемых действий по делению с реальной длительностью процесса сближения Ахиллеса и черепахи.
Когда это происходит в сознании Зенона, он начинает связывать математические бесконечности с реальным течением процесса и видит что они, как его характеристики, не позволяют завершиться процессу, несмотря на его конечную реальную длительность. Тем самым Зенон совершает логическую ошибку, необоснованно наделяя процесс сближения не свойственными ему характеристиками.
Фактически он объединяет два процесса: движения и математического деления в одно целое в результате получается «нежизнеспособный» абстрактно-реалистический «кентавр» – и не реальный процесс движения, и не собственно процесс деления.

Как мы видели в примере с метром если бесконечно делить отдельно расстояние не связанное со временем, то никакого противоречия не получается. Есть один процесс деления и соответствующее ему время. А в случае с Ахиллесом наряду с процессом деления пространства-времени есть еще реальный процесс движения объектов. Так вот, как мы убедились, если делить реальное время и определять длительность этого процесса деления опять же во времени, то возникает неразрешимое противоречие, но только в одном случае – когда делению во внешнем времени подвергается реальное время обладающее длительностью.
Если же делить абстрактные единицы времени лишенные реальной длительности, то противоречия не будет. Такие абстрактные секунды можно делить бесконечно во времени.
Возможен и обратный вариант, когда реальная длительность подвергается делению, но не во времени, а математически — количественно. Здесь также не возникает противоречия, поскольку количественная бесконечность делимости не имеет никакого отношения к актуальной временной длительности.
Из сказанного можно сделать вывод, что недопустимо делить движение или время, которое характеризует движение, в реальном внешнем по отношению к нему времени. Есть основания считать, что должно существовать правило (если не закон) согласно которому все сущее (реально существующее) может подвергаться делению только в пределах его собственного содержания. Собственно оно существует и соблюдается в нашем мышлении, но только не в отношении времени. Его суть в том, что даже теоретическое деление предмета или явления должно происходить в пределах их содержательных границ. Ведь никто, деля тот же самый метр, не делит вместе с ним находящийся в смежном пространстве еще один хотя бы сантиметр.
Почему же при делении времени мы поступаем произвольно, допуская делимость самого малого мгновения в другой длительности вплоть до вечности? Да только потому, что мы делим не реальное время с присущей ему длительностью, а абстрактное пустое время, лишенное длительности. Такое «время» лишенное своего главного свойства – актуального течения, хода можно делить как угодно и сколь угодно. Реальное же время можно делить только в пределах его длительности! И если Зенон по каким-то причинам не смог выполнить очередное действие деления и разделить оставшуюся часть пути отделяющего Ахиллеса от цели то он не в состоянии остановить его, говоря – «подожди, я еще не совершил действие деления».
Зенон искусственно растягивает длительность события, замедляя тем самым бег времени. Поэтому не удивительно, что если прекратить деление выполняемое Зеноном на любом этапе, то процесс завершится без проблем и объекты поравняются.
Этот безусловный факт указывает на то, что от достижения цели Ахиллеса удерживает отнюдь не непреодолимость оставшегося пути из-за его объективной нескончаемости. Удерживает произвольное (субъективное) деление якобы полноценного времени (а на самом деле его пустой абстракции) во внешнем времени. Тем самым к самому минимальному интервалу времени оставшемуся до завершения внутреннего времени добавляется длительность, связанная с выполнением произведенных действий по делению которые во внешнем времени могут продолжаться сколь угодно. Можно возразить — делит то Зенон все-таки конечный промежуток времени, – каким же образом он выходит за пределы этой длительности? Дело то в том, что он только формально остается в пределах этой конечной длительности, а по сути, абстрагируется от нее и тем самым выходит за ее пределы.
Выходит за пределы реального осуществления события, а затем, завершая свои рассуждения об абстрактном актуально не длящемся времени, Зенон привязывает вывод о бесконечной делимости абстрактного «псевдовремени» к реальной длительности события.
Где здесь безупречность логичного доказательства, о котором говорит, например Комарова. (см. В. Я. Комарова. Учение Зенона Элейского. Л., 1988).

В свете сказанного становится ясно, что никакой «истинной» парадоксальности, как считает Уитроу Дж. (см. Уитроу Дж. Естественная философия времени. Стр. 197), в апории не содержится.
Нет никаких действительных проблем и в том, «что некая бесконечная последовательность следующих друг за другом событий, последовательность, завершаемость которой мы не можем себе даже представить (не только физически, но хотя бы в принципе), на самом деле все-таки должна завершиться» (Гильберт Д., Бернайс П. Основания математики. Логические исчисления и формализация арифметики. М., 1979. С. 40.).
Те события, о которых говорят авторы, не имеют прямого отношения к актуальной длительности процесса, поскольку сами лишены ее. Это абстрактные события протекают в «псевдовремени» и пытаться разместить их непротиворечиво в конечной временной актуально текущей длительности, это все равно, что задаваться вопросом (который активно обсуждался схоластиками в средние века) о количестве чертей которые могут поместиться на острие иглы.
Авторы озадачены размещением потенциально возможного бесконечного количества абстрактных временных отрезков лишенных реальной длительности в актуально конечной временной длительности.
Но это совершенно разные вещи и реальная длительность не может состоять из абстрактных частей. Реальную конечную длительность можно делить только в пределах этой длительности и только актуально. А поскольку реальная длительность конечна, то и никаких действительных причин, которые препятствовали бы завершению события, нет.

Объективно делить конечное время в пределах собственного содержания, значит делить его длительность на такие части, существование которых точно установлено. Например, земной год можно разделить на земные сутки, поскольку существование материальных процессов такой длительности точно установлено. Наконец любой отрезок временной длительности можно разделить на минимальную известную науке длительность (условный квант). (В настоящее время это, по всей видимости, «йоктосекунда» (10−24 секунды) которая характеризует длительность существования нестабильных элементарных частиц.)
Если отрезок времени, оставшийся после деления, окажется меньше этой величины то его дальнейшее деление лишено физического смысла и это означает, что рассматриваемый процесс завершается в следующий минимальный интервал. Тогда произойдет отделение теоретически возможной бесконечной делимости абстрактных пространства и движения (времени) от реальной делимости их содержания. (Нужно учитывать, что речь в апории идет об относительном времени, делимость безотносительного времени вызывает большие сомнения.)

Вообще, при выполнении операций по уменьшению (делению, вычитанию) любой реально существующей конечной временной длительности ни актуальной, ни тем более потенциальной, бесконечным длительностям взяться неоткуда. Бесконечность может появиться только при выполнении операции по увеличению (умножению, прибавлению) этой длительности.
Иными словами реальное конечное время делить бесконечно в пределах его актуальной (текущей) длительности невозможно. С ним можно выполнять математические операции, во внешнем времени только как с абстрактным числом лишенным реальной длительности, но это уже не будет собственно время.
Поэтому утверждать, что реальное конечное время можно делить бесконечно во времени значит утверждать, что конечная длительность может длиться бесконечно, т. е. прийти к противоречию.
Итак, если делению подвергается реальное время, обладающее текущей (актуальной) длительностью то из факта его конечности следует что делить его бесконечно невозможно. Количество частей объективно ограничено, либо существованием неделимых квантов времени (движения), либо принципиальной невозможностью деления движения (времени) вообще.
Именно к такому выводу должен был бы прийти Зенон в ходе своего рассуждения сохраняя логику если бы не был одержим идеей доказать принципиальную бесконечность реально конечной длительности процесса. Ради чего он и объединил две длительности принципиально разных процессов в одно внутренне противоречивое и поэтому не реальное целое.

Итак, можно выделить следующие причины, по которым выводы апории становятся парадоксальными.
1. Без достаточных на то оснований Зенон распространяет возможность бесконечной делимости или длительности деления расстояния и времени на длительность самого процесса сближения объектов.
2. Зенон объединяет длительности двух процессов (реального движения и его математического деления) вместе и использует их в качестве характеристик одного и того же процесса сближения. А поскольку реальный процесс сближения неумолимо близится к завершению, а процесс деления к бесконечности то это порождает логическое противоречие.
3. Зенон допускает делимость конечной длительности реально текущего времени в таком же но бесконечном времени, вынося тем самым процесс деления за пределы временной длительности события. Бесконечное деление конечного отрезка времени теоретически возможно только либо вне времени либо во внешнем времени. – количественно, на абстрактные части. Но такие части не будут иметь временной длительности, поэтому пытаться размещать их в реальную длительность временного отрезка некорректно. С абстрактным временем (не имеющим длительности) можно выполнять любые математические операции которые никак не скажутся на его реальной длительности. Поэтому, даже бесконечное количественное деление отрезка времени лишенного длительности никак не может повлиять на длительность реального временного отрезка.
4. Зенон размещает в реальную длительность события абстрактные отрезки «псевдовремени» которые могут быть получены только либо делением вне времени (исключительно количественно), либо делением во внешнем времени.

Выводы.

Внутреннее построение апорию нельзя признать логически безупречной. Зенон в ходе рассуждения допускает логические ошибки, поэтому его выводы нельзя признать корректными.
В апории не находит отражение диалектика движения и логически верное размышление устраняет все противоречия между мыслимым и действительным содержанием материального движения.
Самый общий вывод, который можно сделать при верном разрешении апории: конечный отрезок движения (времени) математически бесконечно делим и вместе с тем конечный отрезок движения (времени) динамически конечен.
Эти две характеристики движения не противоречат друг другу, поскольку в них движение рассматривается с разных сторон. В первом случае движение делиться в статике без учета его главного свойства – текущей (актуальной) длительности, как абстрактная величина. Во втором — как явление, находящееся в постоянном преобразовании.
Поэтому на требование Зенона, обращенное к Ахиллесу – «остановись, я еще не выполнил деление», он должен ответить – «делите, а я продолжу движение». И будет прав, поскольку математическое деление абстрактного движения и само движение как преобразование – разные вещи.

P. S.
Отметим еще, что общее заключение Зенона об отсутствии движения не сочетается с его выводами о том, что процесс сближения будет длиться всегда. Разве бесконечность делимости процесса движения доказывает его отсутствие? Скорее наоборот – бесконечная делимость и нескончаемость процесса движения указывает на его вечность и повсеместность.

Общение с автором: v.gusckow@yandex.ru

10 комментариев: Ахиллес и черепаха.

  1. Олег суворов говорит:

    Никаких логических огрех в апориях Зенона нет. Огрехи содержатся в бесчисленных неадекватных толкования, в том числе и Ваших, этих апорий.
    В последнем абзаце Ваших выводов написано: «математическое деление абстрактного движения и само движение… — разные вещи». Именно это и сказал своими апориями Зенон, и ничего более! Так что все остальные Ваши суждения по поводу апорий Зенона к самому Зенону не имеют никакого отношения. Рекомендую основательно продумать приведенную из Вашего же вывода цитату. Это, как я полагаю, поможет Вам более корректно рассматривать и все остальные вопросы, связанные с диалектикой (Логикой) материального движения.
    С уважением Олег Суворов.

  2. admins говорит:

    Если бы апории Зенона были внутренне построены логически безупречно, то формальной логике, как инструмента познания действительности, была бы «грош цена». Но на самом деле рассуждения Зенона только выглядят логичными и последовательными. Фактически Зенон жульничает — подменяет одни понятия другими. Так он утверждает что отрезок пути разделяющий бегунов можно делить до бесконечности. Так это или нет — можно лечь на травку с калькулятором и заняться практической проверкой данного утверждения. Только вот, не зависимо от результата длительность этого процесса деления не имеет никакого отношения к длительности преодоления Ахиллесом расстояния отделяющего его от черепахи. Это совершенно разные временные длительности, никак не связанные друг с другом.
    Вероятно, примерно такую же логическую «ущербность» можно обнаружить и в других апориях Зенона. Только не нужно неосмысленно следовать за хитрой логикой автора.
    С уважением Владимир Гуськов.

  3. Иван говорит:

    Почему вы считаете что есть конец? Вы думаете что есть конец всему? Да, у нашего сознания есть такое свойство. Но я не думаю что на нашем сознании всё заканчивается… Может я и псих какой-то и не в тему это всё написал, но я думаю что физики будут бесконечно находить всё меньшие и меньшие частицы.Повторюсь… БЕСКОНЕЧНО. В этом парадокс жизни. И все эти теории ваши также буду искоренены и заменены на новые. Они могут оказаться абсолютно неверными. Также как и всё остальное. Но пока я и сам в этом ничего не понимаю. И кажется что никто никогда не поймёт.

  4. Гусейн Гурбанов, Баку, Азербайджан говорит:

    Завершая начинания Зенона на примере парадоксов разносторонне показавшего абсурдность применения МЕТОДА ЗАВУАЛИРОВАННОГО ОТРИЦАНИЯ (МЗО) к сфере чувственно постигаемого, основанного на отождествлении с математической точкой составляющих этой сферы, Леметр санкционировал законность применение МЗО к сфере умопостигаемого! Баланс в постижении обоих сфер нарушенный констатациями элейца «восстановился» благодаря предположениям бельгийского священника-физика… Не разобравшись с сутью апорий трудно противостоять научной интерпретации космологического вопроса!

  5. Гусейн Гурбанов, Баку, Азербайджан говорит:

    Гусейн Гурбанов, Баку, Азербайджан , 23.11.2016 17:58
    РЕШЕНИЕ ПАРАДОКСОВ: 1. «Что было раньше: яйцо или курица?»
    Даются два понятия «ЯЙЦО» и «КУРИЦА» и в РЯДУ ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНО РАЗВЁРТЫВАЕМЫХ ПОНЯТИЙ (РПРП) требуется найти понятия предшествующие к каждому из них.
    В РПРП для «ЯЙЦА» предшествующим является «КУРИЦА», ибо понятием «эмбрион» (или другими ) не интересующим нас по постановке вопроса мы можем пренебречь.
    В РПРП для «КУРИЦА» пренебрегаемым понятием является «цыплёнок», но не «треснувшееся яйцо (из которого старается вылупиться цыплёнок)», ведь в постановке вопроса не акцентировано внимание на обязательности рассмотрения лишь яйца целостного состояния, т. е. для «КУРИЦА» предшествующим является не то понятие на котором акцентирован вопрос, а его разновидность.
    ВЫВОД: «КУРИЦА»

  6. Гусейн Гурбанов, Баку, Азербайджан говорит:

    2. Даётся понятие «Недвижущегося (Ахиллес)» , который не состоит в РПРП и отсутствие динамического состояния у которого завуалировано перемещениями, которую следуя Зенону производим и мы переставляя это понятие на предыдущие позиции в РПРП понятия «Движущегося (черепаха)» — вот в этом и вся загадка этого апория Зенона. В такой постановке вопроса даже Усейну Болта не тягаться с черепахой…

  7. Гусейн Гурбанов, Баку, Азербайджан говорит:

    Парадоксы возникают тогда, когда в угоду умозаключениям формальной логики пренебрегаются умозаключения диалектической логики. Если в случае с анализом проблемы «яйца или курицы» нашу мыслительную способность направляют в сторону положений общей биологии или религии, то в случае с «Ахиллесом и черепахой» — к математике и физике. А в случае с «Лжецом» к какой области зафиксированного познанием нашим следует нам обратиться? С введением понятия РПРП преодолевается крен в сторону формально логического диктата и решения парадоксов становится делом возможным. То, что суть парадоксов одна и та же, то и путь выхода из них один и тот же.

  8. Влад говорит:

    В трехмерном и двумерном мирах Ахиллес догонит и обгонит черепаху. А в линейном одномерии — не догонит и не обгонит.

  9. Влад говорит:

    ТЕЗИСЫ ШЕСТОЙ МОДЕЛИ ВСЕЛЕННОЙ
    Философия, космология, астрофизика, физика.

    Человек – самый молодой вид живых существ на Земле. Но он отличается от других. Животные приспосабливаются к законам Природы Земли и изменяются для выживания. Человек стал изменять Природу под свои нужды. Если у животных изменялось тело, то у человека изменялась психика.

    Шестая модель вселенной не завершает череду моделей. Так же, как пятая модель – модель Большого Взрыва. Как четвертая – модель Коперника. Как третья – Птолемей. Вторая – Земля на слонах и черепахе в океане. И первая – бесконечная, первобытная вселенная. Но если бы древний человек не обратил внимания на окружающий мир, не осознал его своей психикой, не было бы последующих моделей.

    Наша вселенная слишком упорядочена для хаотичного взрыва. Большой Взрыв породил бы только хаос. Это мистика: упорядоченная вселенная и Большой Взрыв!

    Низкий уровень энтропии не может возникнуть от взрыва. По всем наблюдениям уровень энтропии в нашей вселенной повышается, значит, изначально он был очень низким. В ином случае необходимо привлекать к сотворению нашей вселенной БОГА.

    По нашим представлениям живая материя (углеводная жизнь) движется против течения энтропии. Живая материя создает сложную упорядоченную структуру в менее сложной, почти не упорядоченной структуре материи. Такое невозможно.

    Существует аксиома, говорящая о том, что любая структура материи преобразуясь, может превратиться только в менее сложную структуру, нежели исходная. Вывод: изначальная структура нашей вселенной, сложнее, нежели та, которую мы видим. Значит, мы не замечаем, или не хотим замечать, высокую упорядоченность материи в нашей вселенной.

    Взрыв был, но не такой, каким его предложил Ф.Хойл. Точнее, было множество взрывов. Была сингулярность. Но она образовалась в процессе эволюции из более сложной системы, которую можно назвать Большой Вселенной. Большая Вселенная породила сингулярность с информационной структурой (структурой нашей вселенной), которая менее сложная, чем в Большой Вселенной.

    Сингулярность породила нашу вселенную. Структура нашей вселенной очень сложная, по нашим понятиям. Насколько же сложнее структура в Большой Вселенной, чем наша?!

    Частицы, атомы, планеты, звезды, галактики по сложности более простые, нежели вся наша вселенная. Но мы так не считаем. Живые клетки, животные, люди, тоже проще структуры вселенной. Большая часть информации нам не доступна.

    Что такое информация? Можно сказать, что это изображения, звуки, ощущения. Или, более точно, это волны. Нет, информация не волны. Информация это то, что модулирует волны. А изображения, и звуки мы воспринимаем как информацию.

    Что же модулирует волны? Этого мы пока не знаем. И если смотреть реально, то информация неосязаема. Мы не можем получить в чистом виде информацию, не можем отделить информацию от волн. Возможно, что информация философская категория, придуманная человеком.

    Энтропия движется всегда только в одну сторону, в сторону повышения. В антимире все наоборот. В нашем мире энтропия повышается, в антимире уровень энтропии понижается. В антимире время течет в обратную сторону, относительно течения времени в нашем мире.

    Но если бы мы переместились в антимир, и все наши частицы в атомах, превратились в античастицы, то увидели бы, что это наш мир является антимиром. И в нем, в том мире, в котором мы жили, все движется в обратную сторону. А здесь, в антимире, все нормально.

    Дело в том, что «обратная стрела времени» выворачивает наизнанку нашу психику, наше видение мира. «Обратная стрела времени» выворачивает наизнанку все физические законы. «Обратная стрела времени» выворачивает наизнанку и самое себя. Спасибо Эдингтону.

    Сингулярность Стандартной модели – мистическое, нереальное образование. Первое время, после взрыва, развитие вселенной шло с нарушением почти всех законов Природы. А потом, внезапно, кто-то утвердил физические законы. В пятой модели больше мистики, чем в религиях, где БОГ сотворил наш мир.

    Что такое частица? Это мизерное скопление энергии в мизерной точке относительно вселенной. Но и относительно звезд, ускорителей и даже пылинок, энергия частицы мизерна.

    Можно ли уничтожить частицу? Полностью удалить ее во вселенной? Это невозможно! Если приложить к частице силу, то она преобразуется или разделиться на другие частицы. Если все-таки «раздавить» частицу, то она превратиться в волну, которая будет иметь энергию, равную массе частицы. И где-нибудь эта волна вновь превратится в частицу.

    Даже черные дыры не в состоянии уничтожить ни одну частицу. Это самый фундаментальный закон нашей вселенной. Это стена, которую не преодолеет даже вся энергия нашей вселенной. Энергия частиц в черных дырах превращается в иной вид материи. И масса черных дыр растет пропорционально захваченному извне количеству частиц.

    Все течет, все изменяется. Течение времени, которое мы знаем – философская категория, придуманная человеком. То, что мы воспринимаем, как течение времени, есть физический процесс.

    Течение времени – это квантованное изменение разницы потенциалов энтропии между веществом и пространством. Мы видим поверхностное изменение на макро уровне. Однако изменения начинаются в глубине материи.

    Изменяются связи между молекулами, то есть – слабеют. Ослабевают связи между атомами и частицами. Изменяются и сами частицы. Последнее мы почти не замечаем, потому что эти изменения мизерны и гораздо продолжительнее жизни человека. Частицы «живут» дольше, чем звезды. А звезды «работают» миллиарды лет.

    Если бы частицы были стационарны, не изменялись бы атомы и молекулы. Тогда не «старели» бы материальные тела. Но частицы не «мертвые консервы».

    Мы не замечаем изменения (старения) частиц. И не потому, что оно слишком длительно, а потому, что происходит по иным законам, которые не принимают наше сознание и психика.

    На что похожи кристаллы гранита и мрамора? Они похожи на песчинки в пустынях. Кристаллы гранита и мрамора разрушают не ветер и вода, а время. Между кристаллами слабеют связи и они расщепляются. Между атомами внутри кристаллов связи сильнее, они существуют дольше, их время еще не пришло.

    Мы и наши приборы состоим из тех же частиц и атомов, из которых состоит окружающий нас мир. Изменяется мир, изменяемся мы, изменяются наши приборы. Повышение энтропии в нашей вселенной неудержимо, и происходит квантованно на всех уровнях. Наша вселенная – это однажды заряженный аккумулятор, который работает и разряжается.
    Это второй фундаментальный закон нашей вселенной.

    Большая Вселенная – не совсем правильное название. Бесконечность так нельзя называть. Большая Вселенная Бесконечная и Вечная. Бесконечность не имеет границ и горизонтов. Вечность – это не течение времени. Вечность не течет, но она нестабильна. Вечность никогда не начиналась и никогда не кончится. Она есть всегда.

    В человеческих языках нет определений Бесконечности и Вечности. Поэтому придется употреблять, не совсем точные, человеческие определения.

    Бесконечность и вечность состоят из бесконечного числа частных структур. Пространство нашей вселенной – один из частных случаев Бесконечности. Течение времени – один из частных случаев Вечности.

    В Бесконечности Большой Вселенной есть частные случаи похожие на наше пространство. Но есть такие разновидности пространства, которые совершенно не похожи на пространство. В Вечности Большой Вселенной есть частные случаи похожие на наше время. Но эти процессы невозможно назвать временем, хотя они «родственны» ему.

    Большая Вселенная заполнена «субстатом», который можно назвать – Нечто. Но это не материя и не энергия. Хотя в этом Нечто потенциально есть «информация», которая способна превратить Нечто в материю и энергию.

    Нечто заполняет всю Бесконечность Большой Вселенной. В Нечто нет покоя. Это напоминает большое расстояние между руками, и тогда говорят, что правая рука не знает, что делает левая. Это похоже на разработки гравитационной неустойчивости материи в нашей вселенной.

    Нечто бурлит, переливается из более плотных мест в разряженные, сталкивается, создает сильные уплотнения, и разлетается в стороны.

    В потенциальном виде в Большой Вселенной имеется информация обо всем. О бесконечной разновидности материи и вещества, о бесконечной разновидности времени. Бесконечная информация о бесконечных разновидностях физических процессов и характеристик.

    Обратимся к пятой, Стандартной модели вселенной. После взрыва сингулярности частицы появились не сразу. Прошло много секунд, прежде чем расширяющаяся материя стала остывать и конденсироваться. Кстати, эту расширяющуюся материю можно назвать – Нечто. И не обязательно приписывать ему непонятную квантованную флуктуацию пространства.

    В стремительно расширяющейся материи, после Большого взрыва, частицы разлетались относительно друг друга со скоростью выше релятивистской. Но даже если они разлетались со световой скоростью, то возможности «поделиться» информацией друг с другом о своих характеристиках у частиц не было. Поэтому в разных сторонах нашей вселенной должны быть частицы не похожие друг на друга.

    В нашей вселенной изменение (старение) происходит не с верхних этажей материи, а с низов. За миллиарды лет существования, у частиц, в противоположных сторонах вселенной, должны были накопиться расхождения в характеристиках. Но спектроскопия дальних сверхновых, квазаров и галактик указывает на то, что частицы там, за миллиарды световых лет от нас и у нас, идентичны. И космические лучи, словно близнецы, с земными частицами.

    Из этого следуют два вывода. Первый: частицы и атомы вечны и стабильны. Однако стабильность предусматривает их неизменяемость во всем. Такие частицы не должны ни на что реагировать. Что противоречит наблюдениям и экспериментам. Частицы активно взаимодействуют друг с другом, превращаются в иные частицы и делятся.

    Второй вывод: наш мир устроен совершенно не так, как его описывают космологи, астрофизики и физики. Исследователи изобрели чужой, нереальный мир. И изучают свои фантазии.

    Именно поэтому существует много расхождений между наблюдательными фактами и теориями. А так же часто не согласуются теории с экспериментом. Предсказательные теории можно пересчитать по пальцам. Чаще всего теории разрабатывают на основе факта или эксперимента.

    Однако частицы изменяются и стареют, одинаково и все сразу, во всей нашей вселенной. Те приборы, при помощи которых исследуют частицы, тоже состоят из частиц. И частицы и атомы в приборах, и во всей вселенной, изменяются одинаково. Характеристики и пропорции свойств частиц изменяются одновременно и одинаково.

    Частицы в нашей вселенной не могли возникнуть в течении какого-то времени. Даже если это время длилось очень долго. Дольше, чем будет существовать наша вселенная. Если ограничиться одними протонами и электронами, то во вселенной нет такого инструмента, чтобы за одно мгновенье создать 10 79 идентичных частиц.

    Примерный объем нашей вселенной под горизонтом событий равен 10 84 см3. Примерная плотность вещества на один кубический сантиметр пространства равна 10 –29 грамм. Масса протона 10 –24 грамм. Массу электрона можно не учитывать. Из этих данных можно рассчитать количество протонов и электронов.

    А если предположить, что частицы возникали последовательно, или по 10 23 штук за одну секунду, то для рождения всех частиц потребуется 10 56 секунд. А это — 10 38 лет. В миллиарды раз больше 13,8 миллиардов лет, которые, как предполагают, существует наша вселенная.

    В Бескрайней Большой Вселенной, в «течении» вечности в Нечто, благодаря ударным волнам, возникают пики плотности, а так же разряженные области. Пики плотности всего лишь сжатое в точку Нечто. В этих точках собраны частные случаи энергии, физических процессов и энтропии. Эти точки плотности существуют недолго: всего лишь мгновенье, относительно Вечности БВ.

    Одна из таких точек и есть наша вселенная. Мгновенье для Вечности продолжается для нас десятки-сотни миллиардов лет.

    В нашей точке-вселенной оказалась не совсем согласованная информация о физических процессах и материи. Такой физический процесс как гравитация оказался не согласованным с электро-слабыми взаимодействиями. И ядерные силы (а также сильные взаимодействия кварков) с трудом объединяются с остальными физическими процессами. И это объяснимо.

    Не зная природы электрического и магнитного зарядов, а также природы сильных взаимодействий, гравитации и темной материи, трудно, а чаще, невозможно с ними работать.

    Нам достались эти физические процессы от других вселенных, где все согласованно. Но именно эта разобщенность и породила нашу удивительную вселенную, и жизнь в ней.

    Наша разномастная вселенная должна была разлететься тут же, после возникновения. Но произошел удивительный случай: частицы и физические процессы как-то «нашли» «контакт» друг с другом, согласовались и совместились. «Притерлись».

    Хаотичное схлопывание Нечто в точку, где возникло пространство, породило множество ударных волн. В нашей вселенной есть закон: чем плотнее среда, тем дольше в ней могут «гулять» волны. Чем плотнее среда, тем меньшие длины волн могут в ней существовать.

    Физики знают: чем плотнее среда, тем короче можно возбудить длину волны в ней, и скорость волн в среде зависит от ее плотности. В воздухе ультразвук имеет минимальные пределы, меньше которого ультразвуковую волну не возбудить. В воде, с плотностью в 800 раз большей, чем воздух, возбуждаются более короткие волны. И скорость движения волн в воде выше, чем в воздухе. Можно рассмотреть длину и скорость волн в железе и алмазе.

    Какова же плотность нашего пространства сейчас, если в нем можно возбудить волны длиной от 10 –33 см. до 10 28 см., и их скорость движения около 300 000 километров в секунду? Наше пространство не пустота. Это очень плотная среда.

    Именно в этой среде хаотичные волны в Нечто породили спектр волн от 10 –33 см., до волны длиной равную диаметру нашей вселенной. И, разумеется, что на уровне пространства в 10 –33 см. скорость и длина волн иная, чем на уровне пространства в 10 –13 см. Эти короткие волны длиной в 10 –33 см. не фиксируются приборам, потому что приборы, и мы сами, находимся на много «уровней» «выше» «дна» материи.

    Но уровень пространства в 10 –33 см. не «дно» физического вакуума. «Глубже» физического вакуума находится «континуальный вакуум». Благодаря Паули и Планку фантазия о квантах физического вакуума оказалась реальной. Однако приборы лишь косвенно фиксируют признаки существования физического вакуума: виртуальное рождение и аннигиляция электрон-позитронных пар.

    Фантазия о «континуальном вакууме» тоже реальна. Однако континуальный трактуется как монолитный, не квантованный. Нет, Нечто проквантовано и на уровне «континиума». Вся наша вселенная квантована.

    Что может представлять собой «континуальный вакуум»?
    Когда вы смотрите на столешницу или на стену, то видите сплошную поверхность. Однако физики знают, что эти поверхности «дырявые», как крупно ячеистая рыбацкая сеть. Столешница и стена состоят из молекул, имеющих определенный размер. Как известно между молекулами расстояние во много раз больше, чем размеры молекул.

    На большом расстоянии лес выглядит как сплошная стена. Но, подойдя ближе, вы видите, что между деревьями расстояние гораздо больше диаметра деревьев.

    В космосе громадное количество звезд и галактик, и они должны перекрывать все небо. Ночное небо должно светить не хуже солнца. Но это не так. Почему? Все это объясняется дальше, по мере изложения.

    Ударные волны, самой разной длины, многократно пересекали пространство нашей вселенной, заполненной Нечто, и многократно отражались от внутренних стен точки-вселенной. И это породило спектр стоячих волн с длиной от 10 –33 см., до волны равной диаметру нашей вселенной. Стоячие волны структурировали пространство (Нечто), и квантовали его.

    На самом нижнем «этаже», на уровне континуального вакуума, в каждом микро-кванте стоячих волн было «спрессовано» Нечто, которое является и энергией и материей. Понятием энергия физики заменили понятие силы. Сейчас можно сказать, что любая частица, любая волна – это сгусток энергии. Кванты континуального – это сгустки энергии с плотностью гораздо большей, нежели 10 94 гр./см. 3 .

    Кванты континуального вакуума не стационарны. Они вибрируют и пульсируют в ячейках стоячих волн, но не перемещаются. Скорость вибраций и пульсаций во много раз выше (релятивистской) скорости света. Пульсация квантов происходит странным способом: в нашем мире они имеют положительную плотность и массу, но, провалившись «внутрь» себя (или – «вывернувшись наизнанку»), кванты приобретают отрицательную плотность и массу.

    Все это происходит в одном и том же объеме нашей вселенной. Одно мгновенье, в 10 –43 сек. кванты имеют положительную массу и плотность, в следующее мгновенье в 10 –43 сек., приобретают отрицательную массу и плотность. При плотности гораздо выше, чем 10 94 гр./см 3 , и массе большей, чем 10 –5 гр. у каждого кванта, пульсации могут продолжаться многие миллиарды лет.

    Все пространство нашей вселенной плотно «упаковано» квантами континуального вакуума. Континуальный вакуум поляризован и двумерный. Но двумерное измерение – это не плоскость. Как и одномерное – не точка и не линия. И трехмерное измерение не представляет объем. Измерения – это нечто иное, которое невозможно отобразить графически. Этот «подарок» тоже от другой вселенной.

    В нашей вселенной нет четких целочисленных измерений. Все пространство нашей вселенной от физического вакуума и до границ вселенной (это дальше, чем до горизонта событий), состоит из дробных измерений.

    Например: нижний спектр физического вакуума, образовавшегося на базе континуального вакуума, имеет псевдо двумерное плюсовое измерение, или псевдо трехмерное минусовое измерение.

    4-мерного, 5-мерного, 11-мерного и 12-мерного измерений в нашей вселенной не существует. Это все дробные измерения от 2-мерного до 4-мерного. В нашей вселенной не существует ни одной целочисленной характеристики, ни пространства, ни материи.

    При пульсации кванты континуального вакуума в положительном варианте циклично создают наш мир на мгновенье в 10 –43 сек. При отрицательной характеристике, кванты создают в этом же объеме антимир, с отрицательными характеристиками. Мы поочередно занимаем один и тот же объем.

    Античастиц в нашем мире нет. Для существования античастиц необходимо антипростраство, в котором они обитают. Позитроны и антипротоны в нашем мире – всего лишь вывернутые «наизнанку» самые обычные электроны и протоны. Это не «настоящие» античастицы.

    У частиц существует то, что условно можно назвать «поверхностью». Внешняя «поверхность» протона имеет «плюсовой» заряд, а внутренняя – «минусовой». У электрона «минусовой» заряд на внешней «поверхности», а «плюсовой» — на внутренней.

    В пространстве нашего мира не могут существовать античастицы. Так же как и наши частицы не могут существовать в антипространстве. Но наш мир и антимир взаимодействуют. Это происходит в конце существования нашего мира, когда энтропия стала максимальной, а в антимире минимальна, и вначале, когда наша энтропия минимальная, а в антимире – максимальна.

    Это происходит не последовательно и не периодически, это происходит сразу, за одно мгновенье. Этот «подарок» мы получили от Вечности Большой Вселенной. Для БВ нет прошлого, будущего и даже настоящего. Можно сказать, что для БВ – это одно мгновенье. Здесь и сейчас, существуют в одном объеме точки-вселенной и мир, и антимир.

    Обратим внимание на семя. На семя растений. Семя, имеющее незначительный размер, прорастает, в приличных условиях, и создает такие же семена, возможно слегка модифицированные. Как это происходит?

    Семя состоит из клеток (или из одной клетки), а клетка сложнейшая структура. Клетка заключена в мембрану и заполнена протоплазмой. В протоплазме «плавают» ДНК, РНК (5 видов), комплекс Гольджи, рибосомы, метахондрии. И как они все собрались в одном месте – непонятно. Но дело не в этом.

    В ДНК семени «заложена программа». И в необходимых условиях семя пускает корень и выбрасывает два листочка. Вот в этом корне и листочках уже немного другие клетки, ДНК в этих клетках видоизмененная. Это «программа» в «программе». ДНК в корешке и листочках принуждает растение выращивать стебель и листья. И опять, в стебле и листьях, усложняется «программа» ДНК.

    Следующий условный этап – цветок, затем – плод, и конечный результат – изначальное семя. Где в ДНК «заложена», первичная «программа».

    Подобное произошло с нашей вселенной. Семя – это уплотнение Нечто в точку. Далее – ударные волны. А это уже иная «программа». Дальше – «дробление» пространства на кванты континуального вакуума. Из «континиума» «вырос» физический вакуум, в котором мы и живем.

    Кванты континуального вакуума чисто механические частицы. У них есть масса-энергия, импульс вращения и спин. Они не имеют ни электрического, ни магнитного, ни гравитационного заряда. Но они подвержены течению энтропии, они «стареют». В них тикают часы вселенной.

    Кванты пульсируют, «выворачиваются наизнанку» и приобретают отрицательную массу, создавая в одном и том же объеме, где находимся мы, антимир. Но на мгновенье 10 –43 сек.
    vlad.menbek@gmail.com

  10. Гусейsн Гурбанов, Баку, Азербайджан говорит:

    Суть парадокса «Брадобрея» в попытке удаления из РПРП /РЯДА ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНО РАЗВЁРТЫВАЕМЫХ ПОНЯТИЙ/ понятия единичного частично дифференцированного из понятия множественного А /мнА — в котором каждое понятие единичного производит конкретное действие (бритьё в данном случае) на самого себя/ — БРАДОБРЕЯ — частичной интегрированностью с каждым из понятий единичных представленным в понятии множественного Б /мнБ — в котором каждое единичное не производит это же конкретное действие на самого себя/ ПУТЁМ ПЕРЕВОДА К ЛОЖНОМУ СОСТОЯНИЮ полной интегрированности с мнБ, что приводит к ложному состоянию отрицания мнА и, значит, брадобрея самого, как представленного в мнА.
    В этом получившимся «расширенным» мнБ брадобрею не светит состояние быть выбритым, не быть бородачом — попытка постулирования ещё одного брадобрея, который занялся бы проблемой бритья бородача-брадобрея является начальным в ряду «умозаключений»…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *