Объективное движение.

В.Н. Гуськов

 

 

Целью статьи не является обзор всех существующих в философии воззрений на природу движения. И поскольку автор придерживается материалистических взглядов, то ограничимся обсуждением того в чем и как проявляется двигательная активность материи с позиций материализма.
Материальное движение еще совсем недавно определялось в марксистско-ленинской философии как «способ существования материи, её всеобщий атрибут; в самом общем виде движение — «…это изменение вообще» (Энгельс Ф., т. 20, с. 563), всякое взаимодействие материальных объектов». (Философский энциклопедический словарь М., 1983 г.)
В более современной трактовке движение определяется уже как «способ существования материи, в самом общем виде – изменение вообще, всякое взаимодействие объектов». (Энциклопедический словарь. 2009 г.)
Сопоставим и проанализируем эти два определения движения с позиций изложенной на этом сайте концепции преобразовательного близкодействия.
Как видим слова в приведенных определениях одни и те же но содержание несколько отличается. В более современном исчезло указание на первоисточник определения движения как «изменения вообще». (Видимо ссылаться на классиков диалектического материализма стало не модным.)
Нет в нем и утверждения о том, что движение есть атрибут материи и уточняющего слова «материальных» когда речь идет о взаимодействии объектов.
С исключением из определения движения указания на его атрибутивность следует согласиться. Движение не может быть способом существования материи и вместе с тем ее же свойством. Из положения о том, что движущаяся материя и материальное движение – это одно и то же следует, что движение не есть свойство материи, а нечто более существенное для нее.
Правда в этом случае не ясно – как следует понимать диалектическое единство материи и движения, если движение есть способ существования материи, а материя по отношению к движению таковым не является?

Что объединяет два выше приведенных определения движения так это явное стремление к обобщению, учету всей наблюдаемой в природе двигательной активности материи не зависимо от того что это: взаимодействия, разнообразные виды и формы перемещения и изменения объектов. Можно подумать что если перечислить все внешние проявления движения, то само собой станет ясна его суть.
Этого конечно не происходит и философская суть материального движения как была скрыта от нашего непосредственного восприятия так такой и осталась. Между тем поиск существенных всеобъемлющих признаков движения, установления его причин – это как раз и должно быть главной целью философского исследования посвященному материальному движению.

Отметим также что «изменение вообще» не является обобщающей характеристикой материального движения. Изменение – это всего лишь сторона объективно неделимого целого – материального движения. Поэтому во «всеобщем» изменении объединяется только лишь одно из частных проявлений материального движения.

По поводу движения как совокупности «всяких» взаимодействий можно сказать только одно – все наблюдаемое разнообразие материальных взаимодействий только внешнее. В материальной природе реализуется только одно единое по сути своей взаимодействиенепосредственное преобразовательное.
Никаких иных — более элементарных или равных ему по структуре отношений в природе не существует, а все более сложные отношения состоят из совокупности непосредственных преобразовательных взаимодействий.
Последнее утверждение наводит на мысль что вся наблюдаемая двигательная активность материи, так или иначе связана с преобразовательным взаимодействием и является в той или иной форме его проявлением.
Значит можно согласиться с утверждением, что движение есть взаимодействие. Но не взаимодействие вообще (взаимодействия всего со всем) и не совокупность разнообразных по сути взаимодействий, а именно непосредственное преобразовательное взаимодействие.
Если учесть что содержанием такого взаимодействия является преобразование взаимодействующих сторон, то можно считать что объективное целостное движение есть преобразование, которое нельзя свести к перемещению материальных объектов или их изменению.

В чем отличие целостного движения от перемещения материи и материального изменения? В том, что преобразование как объективно неделимое целое включает в себя эти наблюдаемые процессы как свои собственные стороны. Они не существуют вне его в виде самостоятельных явлений.
А чем отличается пространственное перемещение от изменения?
В статье о движении состояний материи, которое как раз и является пространственным перемещением объектов-состояний, автор уже отмечал, что суть его состоит в переходе состояния или совокупности структурно- организованных состояний материи от одной ее части к другой.
Изменение же, как составляющая объективного движения является переходом одной и той же материи из одного состояния в другое.
Эти два наблюдаемые и вроде бы самостоятельные процессы происходят всегда в любом преобразовательном взаимодействии, но наблюдать их по отдельности можно только абстрагируясь, сознательно или нет отделяя их, друг от друга. (Что собственно и происходит повсеместно в повседневной человеческой жизнедеятельности.)
Мысленное и чувственное расчленение объективного преобразовательного движения этим начальным делением его на две стороны: пространственное перемещение и изменение, не завершается. На приведенной ниже схеме отражены (приблизительно) все последовательные этапы в этом абстрагировании — от выделения перемещения и изменения до субъективного относительного перемещения принятого в современной физике за реальное отражение действительного движения. (Цифрами на схеме обозначены этапы последовательного абстрагирования.)

img0 (30)На первом этапе как уже говорилось, из объективного преобразовательного движения выделяются преобразовательные перемещения и изменения. Все происходящее в них имеет преобразовательный характер и связь между преобразовательной сутью объективного движения и происходящим в ходе перемещения объектов-состояний и их изменения, очевидна.

На следующем (втором) этапе преобразовательные перемещения и изменения приобретают односторонний характер. Это значит, что они, в свою очередь, подвергаются делению на стороны и рассматривается двигательная активность только одного из взаимодействующих объектов-состояний.
Однако и на этом этапе абстрагирования от действительности связь происходящего с преобразовательной сутью движения еще не потеряна.

На третьем этапе происходит абстрагирование от преобразовательной сути происходящего, но поскольку изменяются и перемещаются по-прежнему объекты-состояния, то преобразовательный характер процесса предполагается.

На четвертом этапе происходящее начинает восприниматься чисто формально, и объекты-состояния начинают видеться как объекты-субстанции. На этом уровне отвлечения от действительности преобразовательная суть объективного движения уже не находит непосредственного отражения в воспринимаемых таким образом явлениях. Поэтому выявить преобразовательный характер объективного движения практически невозможно. Конечно, здесь речь идет лишь об обнаружении логической связи между перемещением объектов-субстанций и преобразовательным перемещением объектов-состояний. Само по себе любое движение как бы субъект его не воспринимал — пускай даже в самой абстрактной форме, объективно и, по сути, есть преобразовательный процесс.

Именно на этом уровне человек как чувственно воспринимающий окружающую действительность живой организм «видит движение» не связывая перемещение и изменение объектов-субстанций с чем-то более глубоким — не воспринимаемым непосредственно его органами чувств.
Человек воспринимает происходящее как полноценное явление, данное ему в чувственном виде во всей свое объективной полноте. Он считает, что все наблюдаемое происходит само собой без каких-либо внешних или внутренних побудительных причин.
Уловить какую-то связь происходящего с преобразованием взаимодействующих сторон он практически не может.

От этого обыденного восприятия движения субъект может посредством уже мысленной деятельности подняться по лесенке синтеза вплоть до понимания преобразовательной сути объективного движения.
Но точно также, продолжая анализировать видимую двигательную активность материи, субъект может прийти к еще более отвлеченному пониманию движения.

Это собственно и происходит на пятом этапе. Правда здесь субъект уже не расчленяет и так максимально формализованное (чувственным восприятием) перемещение и изменение объектов-субстанций на какие-то еще более абстрактные стороны, а наоборот — формально объединяет два (или более) возможно никак по существу не связанных друг с другом таких же формальных перемещения и изменения. Они сопоставляются, сравниваются друг с другом откуда и появляется относительное перемещение и изменение.
Перемещение таких объектов так и остается относительным, если только они не вступят во взаимодействие, тогда их относительное перемещение моментально становится полноценным преобразовательным движением.
На этом этапе к обыденному чувственному восприятию движения живым организмом примешивается представление, основанное на простых аналитических способностях субъекта.
Субъект, сопоставляя изменяющееся пространственное положение (и внешний вид) разных объектов, наивно полагает, что наблюдаемое относительное перемещение (изменение) каждого из них относительно другого является действительным. Приходя к такому выводу, субъект оказывается, совершенно неправ!
Дело в том, что относительное перемещение является объективной характеристикой именно отношения объектов, а не каждого из них по отдельности. Оно присуще отношению объектов и не может быть без достаточных на то оснований отнесено собственно к одному из них.
Выявленное субъектом относительное перемещение объектов позволяет ему, достоверно определить с какой скоростью объекты перемещаются относительно друг друга, но не позволяет определить с какой скоростью, в каком направлении, перемещается любой из сопоставляемых объектов. Для определения величин характеризующих перемещение конкретного объекта сведений об их обобщенном относительном перемещении недостаточно!
Получается, что для определения скорости и направления перемещения любого объекта по величине общего относительного движения нужно обязательно знать личную (персональную) скорость, и направление относительного перемещения другого, сопоставляемого в отношении с ним, объекта.
Имея такие данные можно определить скорость и направление уже личного относительного перемещения второго объекта. Проблема состоит только в том, где взять (как получить) данные о личном относительном перемещении первого объекта. Эта проблема объективно никогда не решалась, не решена она и поныне. Фактически науки занятые естествознанием и в первую очередь конечно физика, такой проблемы и не видят. Вернее проблема определения персональных показателей относительного пространственного перемещения материальных объектов решается и весьма оригинально, но по существу антинаучно.

Здесь мы переходим к последнему (шестому) этапу в нашей схеме на котором происходит формирование не просто максимально абстрактного, но к тому, же и субъективно-произвольного представления о перемещении объектов.
Физическая теория утверждает, что любое пространственное перемещение физических объектов является относительным. Следовательно, даже не стоит пытаться выяснить какое движение имеет объект вне той или иной системы отсчета – такая постановка вопроса бессмысленна.
Значит, остается только один выход – самому субъекту определить показатели одного из связанных системой отсчета физических объектов. После этого узнать, как и куда перемещаются прочие объединенные системой отсчета физические объекты, не составляет труда.
И действительно после того когда субъект согласно своим предпочтениям выберет тело (точку) отсчета все становится просто. Только вот не ясно — соответствует ли эти субъективно определенные показатели двигательной активности физических объектов тем которые присущи объекту в природе. Ведь произвольный выбор системы отсчета это и есть субъективное наделение физического объекта показателями двигательной активности – способностью перемещаться в пространстве с той или иной скоростью.
Как быть с появлением в связи с отсутствием преимущественной системы отсчета содержательной неопределенности, бесконечной множественности показателей вроде бы одних и тех же физических объектов. Ведь никто не будет утверждать, что объект существует только в избранной субъектом системе отсчета. Очевидно, и показатели объекта, определяемые в бесконечном множестве других систем отсчета также в равной мере должны быть реальны. Как быть вообще в том случае, когда субъект-наблюдатель отсутствует, или устраняется от определения системы отсчета, в которой все должно происходить? Можно ли утверждать что-либо определенное о физических объектах и реальности в целом вне заданной системы отсчета?
В общем, возникает множество вопросов, на которые теория не дает и даже не пытается дать ответы.

Можно только с облегчением констатировать, что произвол творимый субъектом в физической теории происходит только в его сознании и никакого отношения к материальной действительности не имеет.
С позиций концепции преобразовательного близкодействия подобный подход к материальной действительности недопустим. Согласно этой концепции относительное перемещение не может быть ничем иным кроме как суммой формальных, но действительных и преобразовательных по сути пространственных перемещений объектов. Каждый из объединенных формальным отношением объектов имеет собственное движение и перемещается он по существу не относительно чего-либо, а преобразовательно и в самой пространственной материи. А та часть общей величины относительного перемещения объектов, которая принадлежит каждому из них, объективна. (Если только их относительное перемещение не воображаемое,  а происходит в действительности). Но относительное перемещение каждого объекта в любой системе отсчета есть только часть величины его действительного перемещения. Полная величина действительного и вместе с тем относительного перемещения любого объекта проявляется только в одной единственной системе отсчета связанной с объектом покоящимся в материи находящейся в основном состоянии.
Как можно определить величину действительного перемещения или покоя хотя бы одного материального объекта-состояния? Один из возможных вариантов этого рассмотрен автором на сайте «Ревизия основ физики» на странице посвященной относительности.
Принцип относительности, утверждающий, что во всех инерциальных системах отсчета физические законы имеют один вид, вопреки сложившемуся мнению не является одним из самых фундаментальных законов. Это не соответствует материальной действительности. Во всех возможных инерциальных системах одни и те же законы физики «работали» бы, когда эти системы отсчета были связаны с многоликой содержательно неопределенной действительностью. На самом деле все эти системы отсчета за исключением одной связанной с действительным полным перемещением объектов-состояний в материи являются моделями возможных состояний материальной действительности. Соответственно и физические законы там не «работают», а только лишь могут быть потенциально осуществлены. Физические законы действуют только в объективном материальном мире (если конечно они ему соответствуют).
Имея дело с бесконечным множеством моделей несуществующих и неосуществимых вариантов материальной действительности, принимая все их за отражение действительности, теоретическая физика погружается в мир иллюзий. Она оперирует не существующими хотя вполне реалистичными физическими объектами и перемещениями. Однако придет время, когда действительное полное преобразовательное перемещение (или состояние покоя) хотя бы одного материального объекта-состояния будет определено. Это позволит выделить единственную систему отсчета, которая ему соответствует. И тогда человек сможет «увидеть» мир в его настоящем, а не произвольно определенном относительном движении, что должно представлять интерес хотя бы астрономам.
А пока теоретическую физику можно определить как теорию, построенную, по крайней мере, на двух ошибочных принципах, изучающую модели возможных, но в «массе» своей не осуществимых вариантах действительности. Принципы, о которых идет речь это: принцип дальнодействия (ложно понимаемый как опосредованное близкодействие) и принцип относительности.
Это значит, что следует (конечно, временно) различать физическую реальность и объективную материальную действительность. Понимать что физические и объективные материальные объекты, процессы, явления и события отличаются, друг от друга, так как отличается действительность от возможных ее мыслимых вариантов.

Подведем итоги. Мы ответили на вопрос о том, что такое объективное движение по существу и как путем произвольного анализа можно достичь абстракций не связанных практически с действительным движением.
Напомним что объективное материальное движение это преобразовательный процесс представляющий собой содержание непосредственного взаимодействия. Соответственно причиной движения является причина взаимодействия, которая заключена в противостоянии объектов, вызванном их взаимоисключающими «требованиями» друг к другу.
Все возможные разумные абстракции от полноценного движения допустимы, если они преследуют научные цели. Факт абстрактности чувственного восприятия движения нужно просто признать. Субъективный произвол над понятием объективного движения в науке недопустим и тем более недопустим перенос таких субъективных представлений о движении на действительное движение.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *